В Сараево проведут мессу в память об усташах

В Сараево проведут мессу в память об усташах

16.05.2020 Off By admin

В Сараево, столице Боснии и Герцеговины (БиГ), именуемой не иначе как “европейский Иерусалим”, где встречаются ислам и христианство, Восток и Запад, в полдень 16 мая в главном католическом храме страны – Соборе Святейшего Сердца Иисуса будет проведена месса в память об усташах, убитых партизанами в 1945 году в районе города Блайбург недалеко от современной границы между Австрией и Словенией. Данное мероприятие вызвало всплеск негодования среди сербов, бошняков и лидеров местных антифашистских движений, призвавших отменить его из уважения к жертвам марионеточного Независимого государства Хорватия – НГХ (1941 -1945), символизирующегося с концентрационным лагерем Ясеновац, третьим по количеству жертв в Европе после Освенцима и Треблинки.

“Если за кого-то из Сараево в контексте Второй мировой войны и следует молиться, то это тысячи неповинных жертв Макса Лубурича (генерал НГХ, комендант концентрационного лагеря Ясеновац) и усташского режима”, – подчеркнул председательствующий в Президиуме Боснии и Герцеговины Шефик Джаферович, добавив, что католическая “Церковь должна отдавать себе отчет в том, что она делает”.

Сербский член Президиума БиГ Милорад Додик также выразил обеспокоенность, отметив, что демонстративное объявление о мессе в память о жертвах Блайбурга позволяет сделать вывод о том, что “кто-то посредством религиозного обряда пытается реабилитировать усташское движение, от преступления которого сербский народ и спустя 75 лет все еще не оправился”.

Между тем представитель Союза антифашистов и ветеранов Народно-освободительной борьбы Боснии и Герцеговины Бакир Накаш считает этот молебен политической провокацией. “Выборы в Хорватии, локальные выборы в БиГ”, – называет он в качестве причин для организации подобного мероприятия, подчеркивая, что “месса не могла быть проведена в Загребе, так как Хорватия сейчас – председатель Совета Европейского союза, а ее лидеры боятся критики из ЕС за возвеличивание фашизма”.

В свою очередь боснийский кардинал Винко Пулич называет расстрел усташей в Блайбурге преступлением. “Проповедь будет сообщением о том, что каждое зло, каждое преступление является преступлением, независимо от того, кто его совершил”, – говорит архиепископ Врхбосны.

А вот Патриарх Сербский Ириней в День памяти жертв концентрационного лагеря Ясеновац обращал внимание на то, что крики детей были слышны тогда и на небе, но не в Загребе и католической церкви, священнослужители которой принимали непосредственное участие в злодеяниях. “Те, которые должны были проповедовать любовь между народами, мечом и ножом творили преступные дела”, – заключил он, добавив, что “продолжается дискуссия об общем количестве жертв, наиболее объективные исследователи считают, что их было больше миллиона”.

При этом результаты последних исследований, проведенных журналистами Радио и телевидения Республики Сербской, продемонстрировали, что молодежь в Хорватии и других балканских государствах практически ничего не знает о Ясеноваце. Эксперты предупреждают, что это стало результатом массированной фальсификации истории, продвигаемой западными центрами силы и являющейся частью продолжающейся экспансии Запада на Восток.

В этой связи корреспондент “Российской газеты” обратился за помощью к декану философского факультета Университета в Восточном Сараево, профессору Драге Мастиловичу, который разъяснил, что под покровительством Гитлера и в качестве его самых верных союзников хорваты-усташи приложили все усилия, чтобы завершить проект западных идеологов 19-го века: его целью было недопущение проникновения России и православия к теплым морям за счет уничтожения почти двух миллионов православных сербов.

“В ряду печальных примеров массового уничтожения сербского народа в Независимом государстве Хорватии во время Второй мировой войны – концентрационный лагерь Ясеновац, который представляет собой эклектичный пример, свидетельствующий о масштабах преступлений, бесчеловечности и садизме убийц, а также о наличии замысла по осуществлению геноцида в отношении сербов, – указывает он. – Руководитель НГХ Анте Павелич и министр образования писатель Миле Будак хотели решить сербский вопрос радикально: треть – уничтожить, треть – насильно сделать католиками, треть – выселить в Сербию. Лозунг, придуманный Будаком, гласил: “Сербов – на вербы”. В отчете Государственной комиссии Федеративной Народной Республики Югославии об установлении преступлений оккупантов и их пособников (1945 год), в числе прочего говорится: “Достижением НГХ стало то, что история получила новое представление о свирепости и кровопролитии. Вся история массовых криминальных убийств – просто блеклая картина перед лицом беспрецедентного террора в Хорватии (НГХ). В то время как за три столетия испанская инквизиция принесла около 30 тысяч жертв, Независимое Государство Хорватия, с населением менее 6 миллионов человек, в течение нескольких месяцев уничтожило 500-700 тысяч человек”. Эти преступления оставляли без слов даже немецких и итальянских офицеров. Так, гитлеровский представитель в НГХ генерал Эдмунд Гляйзе фон Хорстенау действия усташей называл “неистовством бесчеловечных садистов”.

Профессор констатирует, что количество жертв усташского лагеря Ясеновац никогда не будет и приблизительно установлено. “Территориальная комиссия Хорватии по установлению преступлений оккупантов и их пособников, которая первая проводила расследование в Ясеноваце, заключила, что в период существования лагеря (19 августа 1941 года – 23 апреля 1945 года) в нем убито от 500 до 600 тысяч человек, среди которых большинство – сербы”, – поясняет декан.

Мастилович обращает внимание на то, что “из-за пиетета к этим и всем другим жертвам нацизма и фашизма нельзя допускать попыток пересмотра истории, искажения исторических фактов, подмены тезисов, релятивизации преступлений нацистов и их верных союзников”. “При этом особо тщательно должны пресекаться попытки исторической фальсификации, нацеленные на объявление жертв нацизма нацистами и фашистами, а нацистов, фашистов и их верных союзников – антифашистами”, – подчеркивает он.

Share